John Mayall &The Bluesbreakers

Ни для кого не секрет, что у таких гигантов блюза (а по-другому их никак и не назовешь), как Мадди Уотерс (Muddy Waters) и Джон Ли Хукер (John Lee Hooker), проживших достаточно долго, чтобы увидеть своими глазами, как из их музыки рождается совершенно новый стиль — рок-н-ролл 1960-х — никогда и в мыслях не было прекращать активную творческую деятельность. Неудивительно, что эти достойные джентльмены всю свою жизнь пользовались вполне заслуженным уважением миллионов поклонников. В свете этого тем более приятно наблюдать, как почти сорок лет спустя белые блюзмены, в свое время подхватившие у них «эстафетную палочку» и давшие мощнейший импульс к дальнейшему становлению нового жанра, а ныне сами ставшие «людьми пожилого возраста», успешно следуют этой славной традиции.
Вы только вдумайтесь: Джону Мэйаллу (John Mayall), человеку, который открыл и, по сути, «вывел в люди» Эрика Клэптона (Eric Clapton), Питера Грина (Peter Green) и Мика Тейлора (Mick Taylor), через пару месяцев стукнет шестьдесят девять! Однако свой день рождения он намерен отпраздновать на сцене Basingstoke Anvil, где состоится один из 38 концертов британского турне, в котором помимо Blucsbreakers примет участие также и Peter Green’s Splinter Group.

К большому недовольству Мэйалла, после вышедшей в 1965 году виниловой пластинки «Bluesbreakers with Eric Clapton» (гонорар гитариста составил всего 30 фунтов) в его музыкальной карьере заметных всплесков не было. Как ни крути, это, бесспорно, самая значимая ею работа — как для развития британского блюза, так и для всего рок-жанра в целом, — но Мэйалл, упорно не прекращавший записываться и гастролировать, и но сей день никак не может смириться с тем, что его последующие диски не пользовались столь широкой популярностью.
Впрочем, отчасти в этом виноват сам музыкант, так как в конце 1960-х, по-видимому, несколько переоценив свои возможности, он отправился покорять Америку — страну, где и к собственному музыкальному наследию относятся без особого пафоса, что же говорить о старушке Европе? Тем не менее Мэйаллу удалось изобрести свой, в куда большей степени собственный, нежели британского образца блюз, что позволило ему записать длинную череду умеренно-экспериментальных альбомов с различными американскими составами. Это вызвало изрядное негодование многочисленных «ревнителей чистоты стиля», которые долго не могли для себя решить, что же это такое — «блюз» или просто «возврат к корням»? Подобными вопросами можно промучиться хоть всю жизнь, однако уже один тот факт, что участники рок-группы Green Day утверждают, что именно Джон Мэйалл стал их идейным вдохновителем на раннем этапе творчества, свидетельствует в пользу того, что он был на правильном пути.

Виниловые пластинки John Mayal

За минувшие с тех пор двадцать лет с гаком музыка Мэйалла, вновь претерпев ряд существенных изменений, превратилась в довольно привлекательную смесь техасского кантри-блюза и «блюза Дельты» (только не Миссисипи, а Темзы). Лучшие образцы этого стиля вы и услышите на его новом альбоме «Stories»; особенно обратите внимание на фрагменты, где упругие, хитроумно завернутые соло гитариста Бадли Уиттингтона (Buddy Whittington) вступают в перекличку с характерными для Мэйалла ритмичными аккордами органа «Hammond». Хотя Уиттингтон сотрудничает с Мэйаллом уже около десяти лет, то обстоятельство, что они оба наверняка давно изучили все «фишки» друг друга, сказывается на качестве (и манере) их игры только самым положительным образом.Если гитариста (пусть и с некоторой натяжкой) еше как-то можно назвать «новичком», то барабанщик Джо Юэл (Joe Yuele) прослужил в Bluesbreakers семнадцать лет кряду. Да и с какой стати менять надежного музыканта, который четко держит ритм, внимательно прислушивается к солисту и сам фюнтанирует идеями?

Точно так же, как и в далеких 1960-х, Мэйалл продолжает с достойным всяческих похвал постоянством отдавать дань уважения героям своей молодости. Открывающая альбом «Southside Story» Фонтейна Брауна (Fontaine Brown) воспевает легендарного чикагского «чародея губной гармоники» Литтл Уолтера (Little Walter), а мэйалловская «Oh, Leadbelly» посвящена прославившемуся еще до Второй мировой маэстро, ставшего одним из первых аутентичных блюзовых вокалистов, с которым довелось познакомиться англичанам. Помимо двух вышеупомянутых треков весьма привлекательно звучат такие композиции, как холодноватая, по-хорошему прямолинейная «Dirty Water», сыгранный с некоторой ленцой ритмичный джайв «Feel’s Just Like Home», а также написанный Уиттингтоном энергичный номер «Romance Classified». При сведении вокал Мэйалла намеренно «посажен», хотя делать эта было вовсе необязательно — всем известно, что он не Карузо, — но его гармоника звучит всё так же великолепно. В итоге получился теплый, «человечный» альбом, под который приятно расслабиться; альбом музыканта, внимать которому во сто крат комфортнее, чем одному из тех «крикунов», кто отчаянно, всеми правдами и неправдами старается завладеть вашим вниманием. Впрочем, до таких дешевых приемов Мэйалл никогда не опускался. Возможно, именно это обстоятельство и позволило ему так долю продержаться на плаву.

Classic Rock #16

Рок-группы «На главную»